В десяточку

18 апреля в красноярском баре «» прошёл большой электрический концерт группы «ОзОНОВЫЙ СЛОЙ», посвященный десятилетию существования группы. Впечатлениями от концерта, взглядами на жизнь и планами на будущее поделился лидер группы «ОзОНОВЫЙ СЛОЙ» — Андрей Куприянов.

image

— Привет, Андрей. В первую очередь, хотелось бы услышать твои впечатления от концерта. Тепло ли приняла публика?

— Привет. Ну, во-первых, для меня это был очень важный концерт, к которому мы долго готовились. Это был один из самых жарких концертов за все 10 лет существования группы. Количество народу превзошло все ожидания – мы собрали более полутысячи человек в “Че Геваре”. Для нас это было очень важно и приятно, потому что мы понимаем, что наша аудитория растёт, на концерты приходит все больше и больше слушателей.

— Десять лет – довольно большой срок для группы, но постоянно появляются новые песни, всегда что-то свежее. Что все это время вдохновляет на создание нового репертуара?

— Нас постоянно вдохновляла и вдохновляет жизнь. Всё, что происходит в нашей жизни, влияет на наше творчество. Много различных моментов могут вдохновить поэта или музыканта на создание произведения. Сама жизнь нас вдохновляет и подсказывает нам творческие идеи.

 

— Существует некий стереотип, что рок-музыканты – это наркоманы и алкоголики. Часто ли сталкиваешься с этим и так ли это на твой взгляд?

— Честно говоря, я с этим не согласен. Этот стереотип всё-таки больше из Советского Союза, еще из далеких 80х – начала 90х, когда действительно наркомания в данной среде имела место быть. И все-таки, этот стереотип больше не российский, а зарубежный, потому что «секс, наркотики, рок-н-ролл» — это течение никакого отношения не имеет к российской рок-музыке. Что касаемо конкретно меня, я никогда не встречал музыкантов, которые серьезно занимаясь музыкой, были бы сильно зависимы от наркотиков. Это не может не радовать.

 

— Группа  «ОзОНОВЫЙ СЛОЙ» существует с 2003 года и за это время происходило много хорошего и плохого, приходили и уходили музыканты. Что помогает не сдаться даже в те моменты, когда кажется, что хуже некуда?

—  Всё дело в том, что я действительно живу музыкой, а вокруг нее все вертится – работа, семья и все остальное. У меня музыка именно в сердце. Видимо, это невозможно вырвать из меня и поэтому, что бы ни происходило,  я занимался, занимаюсь и, дай бог, буду заниматься этим.

image

— Когда ты только начинал заниматься музыкой, мог ли ты представить себе такой успех?

— Я всегда мечтал об этом и продолжаю мечтать. Мне, как амбициозному человеку, музыканту, поэту хочется быть услышанным и быть признанным. Я не буду скромничать, извините. Когда ты создаешь песню, и она находит отклики в сердцах людей – это великое счастье. А если своими песнями я кому-то помог в жизни – для меня это приятно вдвойне.

— Что касаемо перемен в составе, пугают ли они? Или это становится своеобразным приходом чего-то нового, свежего?

— Перемены у нас в составе были довольно редко. Вообще, новое – это всегда что-то неизведанное, что-то интересное. И поэтому, не было никогда каких-то депрессий по поводу замены людей . У нас смена состава произошла в 2006 году, и вот в 2012 году мы поменяли барабанщика.

— Как смена барабанщика повлияла на работу группы? Сразу ли Костя влился в коллектив?

— Могу сказать, что он сразу влился. У нас с Костей Ходалевым была интересная история. Когда мы объявили, что ищем барабанщика, на наш призыв откликнулось порядка двух десятков музыкантов, но по каким-то невероятным обстоятельствам нам удалось прослушать только Костю. Нам нужен был концертный барабанщик, который смог бы с нами ближайшие полтора месяца работать полутора — двухчасовой концерт. И вот в один прекрасный день из этих 20 человек Костя должен был быть в числе первых людей, которые будут прослушиваться. База у нас находится в посёлке Подгорном, это в 60 километрах от Красноярска. Мы садимся на прослушивание, и буквально за 15-20 минут до начала мне звонит наш гитарист Юра Загудаев и говорит: « С прослушиванием не получится, я попал в аварию». Он попал в серьёзную аварию, и мы все поехали на выручку. В следующий раз, когда снова через некоторое время было намечено прослушивание с Костей, мы приезжаем, а он уже подготовил полуторачасовой сет группы. В дальнейшем прослушивании мы больше не не увидели смысла. Он соответствовал всем нашим требованиям. Тем более, на наш взгляд, уровень техники у него выше, чем у предыдущего барабанщика. Таким образом мы остановились именно на Косте.

— Сейчас уже есть новый материал в вашем репертуаре, и какие же в связи с этим планы на ближайшее будущее?

—  У любого музыканта и поэта всегда одни и те же планы – творить, создавать, писать Мы сейчас находимся в студии, здесь мы пишем наш новый альбом. Всё, что будет записано в этой студии, мы отправим в Питер нашему другу Юрию Смирнову – звукорежиссеру группы Animal Джаz, который нам будет сводить альбом, и затем будем отправлять альбом на мастеринг в Москву. Поэтому сейчас мы в творческом порыве пишем новый материал, который периодически пробуем на концертах, т.е. исполняем новые песни.

 Задавала вопросы: Ира Панова
 Фотографии: Вадим СайфугалиевВасилий Молошаг
 Источник: IraPanova — В десяточку